Правовое сопровождение ООО, Юридические услуги для бизнеса, Судебные экономические споры, Обслуживание юридических лиц в челябинске, Юридическая консультация, Налоговые споры с ФНС, Налоговый юрист в челябинске, Корпоративные споры участников, Судебное взыскание задолженности, Подать заявление о взыскании долга, Досудебное урегулирование споров

Исключение участника из ООО: когда возможно и как добиться

Закон об обществах с ограниченной ответственностью допускает исключение участника, который вредит фирме. В последние годы норма стала популярнее: российские компании все чаще обращаются к ней на основании «санкционного» критерия, и иногда это даже работает. Вместе с юристами рассказываем об особенностях судебных споров по исключению участника из фирмы с важными примерами из судебной практики.

Возможность исключить участника, который «грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет», предусмотрена ст. 10 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Эта норма содержит всего одно ограничение для подачи такого иска: совокупная доля участия истцов должна составлять не менее 10%. Дополнительное регулирование предусмотрено в ст. 67 ГК о правах и обязанностях участников хозяйственных обществ. Норма предусматривает исключение еще и по критерию причинения существенного вреда компании. Также статья включает дополнительное ограничение: отказ от права требовать исключения или ограничение этого права признаются ничтожными. 

Статья закона «Об ООО», закрепляющая право на исключение участника и основания для этого, не менялась с момента принятия указанного федерального закона в 1998 году. По мнению юриста корпоративной практики CLS Ирины Кочеровой, это связано с «достаточно широкими» формулировками нормы, которые дают большую дискрецию суду при оценке заявленных требований. Критерии для исключения участника имеют оценочный характер, подтверждает юрист Nektorov, Saveliev & Partners (NSP) Виктор Машинский.

«С одной стороны, наличие указанных критериев позволяет сторонам споров представлять любые доказательства, подтверждающие противоправные действия (бездействие) участника по отношению к обществу. С другой стороны, при наличии оценочных критериев зачастую не представляется возможным прогнозировать исход судебного спора по иску об исключении участника, поскольку суд не связан доводами сторон и выносит решение по собственному усмотрению», — объясняет эксперт.

Поэтому следует искать в судебной практике ответы на вопрос: «А когда же можно исключить неугодного участника?»

Вред, действия и бездействия

Как правило, суды отмечают, что применение к участнику меры ответственности в виде исключения из компании возможно при его явном негативном отношении к своим обязанностям, подчеркивает партнер PARADIGMA Марат Хасанов.

Например, таким негативным отношением могут признать систематическое неучастие ответчика в собраниях, на которых решаются важные для бизнеса вопросы. В недавнем споре участников компании «Фортуна» (дело № А12-85321) исключили за блокировку принятия корпоративного решения о смене генерального директора. Из-за этого он остался в должности руководителя, хотя причинял юрлицу убытки и необоснованно распоряжался средствами организации. «Блокировкой решения общего собрания признаются такие действия участника, когда, например, в связи с его неявкой не может собраться кворум для принятия решения. Особенно явно, когда участник систематически не приходит или иным образом срывает проведение общих собраний по одному вопросу повестки дня», — объясняет Хасанов.

В большинстве случаев на практике грубым нарушением признают именно систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников ООО, подтверждает Кочерова. При этом обязательно проверяется осуществление и был ли созыв собрания оформлен надлежащим образом.

Такие обстоятельства были в деле № А55-26288/2020. Участник ООО не появлялся на общем собрании больше пяти раз, хотя был надлежащим образом уведомлен о его проведении. Также ответчик не исполнил обязанности по финансированию предприятия. «Суд обратил особое внимание на то, насколько нарушения, допущенные мажоритарием, имеют систематический и ярко выраженный характер, а также оценил влияние нарушений на дальнейшую деятельность общества», — рассказывает Машинский.

Достаточной причиной для исключения из состава участников ООО станет и вывод единственного актива фирмы по заниженной цене. На это Арбитражный суд Московского округа указывал в постановлении по делу № А40-63590/2022. Также строго суды оценивают финансирование деятельности аффилированных компаний в отсутствие встречного представления со стороны контрагентов (дело № А55-29293/2021). В деле № А12-9513/2022 суды исключили участника, который мешал заключению выгодных для фирмы договоров и конкурировал с компанией за лучшие договорные условия с важным контрагентом. Создание участником нового аналогичного бизнеса суды также рассматривают как нарушение (дело № А73-10479/2020). «Само по себе ведение конкурирующей с обществом деятельности представляется судам таким поведением участника, из которого явно следует отпадение интереса в управлении», — подчеркивает Хасанов.

«Как и ранее, исключение из общества остается исключительной мерой, такие решения до сих пор редкость. Нарушения со стороны исключаемого участника действительно должны быть существенными и систематическими», – Юлия Карпова, партнер Инфралекс.

При этом размер доли участника не имеет значения для разрешения подобных споров — исключить можно и мажоритария, подчеркивает Машинский. Этому способствует позиция Верховного суда, выраженная в обзоре практики по вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах 2019 года. Тогда Президиум ВС принципиально допустил возможность исключения мажоритарного участника из ООО и сформулировал позицию, что равное распределение долей между сторонами корпоративного конфликта не считается основанием для отказа в иске об исключении участника.

Например, в деле № А33-23875/2019 суд установил, что мажоритарий перечислил деньги компании и не представил доказательства встречного предоставления либо возврата, а также прекратил трудовые отношения с сотрудниками, что значительно затруднило деятельность фирмы. А по результатам дела № А76-26127/2016 из фирмы выгнали участника, который одобрил заключение сделок по безвозмездному выводу имущества и не предпринял никаких действий по его возврату. В результате этого компания утратила возможность осуществлять обычную хозяйственную деятельность.

«Достаточным основанием для исключения участника будет сам факт причинения вреда, даже если последствия таких действий могут быть устранены», — подчеркивает юрист корпоративной практики CLS Вадим Струшко.

Из недавних решений, которые могут повлиять на практику по подобным спорам, можно выделить позицию экономколлегии ВС по делам № А40-260466/2021 и № А08-11902/2021, рассмотренным во второй половине 2023-го. Судьи подчеркнули: наличие корпоративного конфликта между участниками фирмы не считается обстоятельством, препятствующим исключению одного из них в судебном порядке. Напротив, оно может стать надлежащим поводом для передачи на рассмотрение суда вопроса об исключении участника, если разлад в отношениях партнеров вызван неразумным или недобросовестным поведением одного из них, объясняет руководитель направления корпоративных споров фирмы Лемчик, Крупский и Партнеры Инна Иваникова.

«Если до принятия этих определений нижестоящие суды использовали в качестве мотивов для отказа исключать участника доводы о наличии корпоративного конфликта, то теперь для нижестоящих судов вектор рассмотрения споров скорректирован», — подчеркивает советник Orchards Вадим Бородкин.

Подробнее об этой позиции Верховного суда мы писали в материале «ВС разрешил исключить участника, который навредил компании».

Санкционный критерий: как он работает

Актуальным вопросом остается возможность исключения иностранной компании или гражданина из состава участников ООО. В последнее время истцы все чаще стали ссылаться на то, что ответчик по иску об исключении — лицо из недружественного государства, признает Кочерова. Но суды, как правило, не дают оценку такому доводу и подчеркивают, что для удовлетворения подобного требования нужно доказать наличие установленных законом оснований. «На мой взгляд, только «санкционный критерий» недостаточен для исключения. Все же критерий должен как-то зависеть от воли участника, его действий или бездействия», — соглашается партнер, руководитель корпоративной практики коллегии адвокатов Delcredere Денис Юров.

Поэтому в спорах об исключении с иностранным элементом суды руководствуются общими критериями. Например, в деле № А40-128945/2023 суд исключил мажоритарного участника с регистрацией на Кипре, владевшего долей в размере 90% в уставном капитале ООО. А в деле № А40-77843/2022 пострадала шведская компания, у которой было всего 0,315% от величины уставного капитала. «Главное, что объединяет все кейсы, — представление доказательств, что в обществе не могут быть приняты корпоративные решения, что связано с противоправным поведением иностранного акционера, ссылающегося на соблюдение антироссийского санкционного режима», — подчеркивает Бородкин.

«Текущая ситуация позволяет добиваться исключения давно неугодных иностранных участников, которые потеряли интерес к участию в российских компаниях, но раньше исключить их не получилось бы», – Вадим Бородкин, советник Orchards.

Специальное регулирование с сентября 2023 года существует только для экономически значимых организаций, участники которых могут добиваться перехода акций или долей «иностранцев». Этапом, предшествующим переходу акций недружественных акционеров самой организации, будет подача иска о приостановлении осуществления иностранной холдинговой компанией корпоративных прав в отношении экономически значимой организации. А исключительная подсудность таких дел — у Арбитражного суда Московской области. При этом на момент подготовки материала не было ни одного решения, принятого в таком порядке.

В апреле АС Московской области зарегистрировал несколько исков о приостановлении корпоративных прав иностранных холдингов. Первым из них стал иск «Корпоративного центра Икс 5» (№ А41-26836/2024), который иностранный собственник проиграл. На решение подана апелляционная жалоба. Подробнее о значимости этого спора мы рассказали в материале «Юристы рассказали о рисках для бизнеса спора Минпромторга с X5 Retail Group». Позднее с таким же иском обратился президент сети «Азбука Вкуса» Денис Сологуб, и этот спор также завершился в пользу истца (дело № А41-27398/2024). Сейчас акт АС Московской области тоже обжалуют. Кроме того, с такими же требованиями обратился Минфин в отношении «АБ Холдинга» («Альфа-банк») и «ЮНС-Холдинга» («Альфастрахование»). Ответчиками выступают кипрские ABH Financial Limited и Alfastrakhovanie Holdings Limited (дело № А41-35527/2024). Суд также удовлетворил требования.

Если участник действительно блокирует деятельность организации, без его исключения продолжение деятельности невозможно, а сохранить бизнес необходимо в рамках существующей организации — это показания для подачи иска об исключении, считает Карпова. 

«До подачи иска надо пытаться найти компромисс с другим участником, вести диалог. Если сложно сделать это напрямую, то стоит найти посредника, которому доверяют обе стороны, или того, кто сможет посадить стороны за стол переговоров. А уж если диалог не выйдет, то идти в суд», — советует Юров.

Автор: Максим Вараксин

Источник: Право.ру