Правовое сопровождение ООО, Юридические услуги для бизнеса, Судебные экономические споры, Обслуживание юридических лиц в челябинске, Юридическая консультация, Налоговые споры с ФНС, Налоговый юрист в челябинске, Корпоративные споры участников, Судебное взыскание задолженности, Подать заявление о взыскании долга, Досудебное урегулирование споров

Налоговый май: повышение нагрузки и борьба с выводом денег

Минфин наконец представил законопроект, предусматривающий повышение налогов для бизнеса и граждан.

Изменения коснутся и малого предпринимательства, в частности повышением порога доходов для применения УСН и обязательной уплатой НДС для компаний с оборотом свыше 60 млн руб. в год. Еще в мае власти продлили льготу для деофшоризации. Верховный суд высказался о включении роялти и «агентского» НДС в таможенную стоимость товаров, а АС Московской области признал недействительной сделку бывшей «дочки» IKEA по выводу средств из России.

  1. Повышение налогов: параметры реформы

Что произошло: в конце мая Минфин представил законопроект № 639663-8 с поправками к Налоговому кодексу. Изменения предусматривают фронтальное повышение налогов для бизнеса и граждан, а еще значимые перемены в вопросах уплаты налогов малыми предприятиями.

Главное — повышение налога на прибыль для бизнеса с 20 до 25% и окончательный переход к прогрессивной шкале расчета налога на доходы физических лиц. C доходов до 2,4 млн руб. в год граждане будут платить 13% НДФЛ, доходы в диапазоне от 2,4 до 5 млн руб. будут облагать налогом по ставке 15%, от 5 до 20 млн руб. — 18%. 20%-й налог придется платить на доходы от 20 до 50 млн руб., 22% ≈ на доходы свыше 50 млн руб.

Правила уплаты налогов изменятся и для малого бизнеса. Порог доходов для применения УСН расширят с 265,8 до 450 млн руб., а порог остаточной стоимости основных средств — со 150 до 200 млн руб. Еще предполагается, что теперь весь бизнес на УСН будет использовать базовые ставки: 6% при базе «доходы» и 15% на режиме «доходы минус расходы». Компании с оборотом больше 60 млн руб. в год (96,8% предпринимателей на УСН имеют меньшую выручку, отмечает Минфин) обяжут платить НДС.

Почему это важно: благодаря таким поправкам власти смогут пополнить бюджет на 2,6 млрд руб. в 2025 году. Повышенная налоговая нагрузка так или иначе повлияет на всех — можно ожидать, что повышенный с 20 до 25% корпоративный налог на прибыль отразится на розничных ценах. Нельзя забывать и о трудностях с адаптацией к новому налоговому режиму, что особенно актуально для предприятий на «упрощенке», которым теперь придется платить НДС. А из-за растущих на фоне кадрового дефицита зарплат со временем все больше россиян будут платить НДФЛ по повышенной ставке.

Принять законопроект должны уже летом, а все его значимые изменения вступят в силу в следующем году. 

  1. Продление льготы для деофшоризации

Что произошло: 29 мая Владимир Путин подписал закон № 121-ФЗ. Он продлевает на 2024 год освобождение от НДФЛ доходов в виде полученных физическим лицом в собственность имущества и имущественных прав от контролируемых иностранных компаний (КИК).

Кроме того, новый закон улучшает условия для деофшоризации российских активов, обращает внимание юрист налоговой практики VEGAS LEX Хати Абурахманова. Во-первых, для освобождения от НДФЛ можно будет зачесть срок владения КИК имуществом, расположенным в РФ, и акциями или долями российских компаний в срок владения такими активами после их переоформления на физическое лицо. Во-вторых, этот срок учитывается при расчете срока владения для применения нулевой ставки по налогу на прибыль, когда речь идет о реализации этих активов налогоплательщиком, получившим их в качестве взноса в уставный капитал.

Почему это важно: продление льготы на 2024 год будет весьма востребованным, считает старший юрист налоговой практики ALUMNI Partners Наталия Артеменко. Ведь из-за практических сложностей не все налоговые резиденты РФ успели осуществить перевод активов из-за рубежа с применением соответствующей льготы.

  1. Роялти в таможенной стоимости товара

Что произошло: в середине мая экономколлегия Верховного суда рассмотрела жалобу краснодарской таможни на решения по ее спору с агропромышленной фирмой «Фанагория» (дело № А32-5147/2022). Спор возник из-за определения таможенной стоимости ввозимой брендированной продукции: пробок, бокалов и штопоров. Во-первых, судам пришлось решать, стоит ли включать в таможенную стоимость лицензионные платежи за использование товарного знака. Во-вторых, рассматривался вопрос о включении в таможенную стоимость «агентского» НДС. 

Первая инстанция поддержала таможню и посчитала товарный знак неотъемлемой частью готовой продукции. Но апелляция решила, что изображение на пробке нельзя считать доминирующим, ведь оно скрыто от потребителя вплоть до момента продажи вина и откупоривания бутылки. Значит, уплата лицензионных платежей, как и нанесение обозначения на продукцию, не может влиять на ее конечную стоимость. И раз роялти не считается частью цены, то и включать его в налог не нужно. Суд округа поддержал такой подход.

Что решил суд: экономколлегия отменила решения и направила спор на новое рассмотрение. По вопросу о включении лицензионных платежей в таможенную стоимость ВС решил: вне зависимости от условий лицензионного договора, если ввозимые товары имеют маркировку лицензируемым товарным знаком, то их ввоз связан с последующей продажей потребителям и, следовательно, с лицензионным договором, что предопределяет необходимость включения их в таможенную стоимость товара.

По вопросу о включении в таможенную «агентского» НДС ВС высказался лаконично: поскольку «агентский» НДС напрямую не указан в подп. 3 п. 2 ст. 40 ТК ЕАЭС в качестве того, что не включается в таможенную стоимость, и поскольку он уплачивается декларантом за правообладателя с возможностью принятия уплаченной суммы к вычету, он также включается в таможенную стоимость ввозимых товаров. Такой подход не приводит к многократному налогообложению, а следовательно, не нарушает права декларантов, подчеркнули судьи экономколлегии.

Почему это важно: позиция ВС существенно ограничивает права декларантов, считает старший юрист Forte Tax & Law Надежда Даниленко. Так, по мнению судей, предполагается, что ввоз на территорию РФ приравнивается к введению в оборот готовых товаров. При этом любые иные цели, которые мог бы преследовать декларант при ввозе товаров, игнорируются. 

«ВС не оставляет декларанту даже права на подтверждение наличия иных целей. На практике это с большой вероятностью будет означать, что платежи по любым лицензионным договорам, связанным с ввозимой продукцией, будут подлежать включению в таможенную стоимость», – Надежда Даниленко, старший юрист Forte Tax & Law.

Касаемо второго аспекта определения ВС Даниленко напоминает: наличие вычетов не защищает декларанта от возникновения двойного налогообложения. Суд не учел, что таможенная стоимость ввозимых товаров — это база для исчисления «таможенного» НДС. Такое положение прямо нарушает принцип однократности налогообложения, уверена эксперт. «Можно только надеяться, что позиция ВС со временем будет подкорректирована», — заключает Даниленко.

  1. Вывод денег из России

Что произошло: 15 мая Арбитражный суд Московской области опубликовал мотивировку решения по иску МИФНС по крупнейшим налогоплательщикам № 1 о признании недействительной сделки бывшей российской «дочки» IKEA — общества «Торг» и ирландской Fami Limited (дело № А41-6043/2024).

Ответчик заключил договор на поставку товаров с «Маркет. Трейд» (маркетплейс «Яндекс Маркет») в ноябре 2022 года после ухода IKEA из РФ. Всю выручку от этого соглашения «Торг» перевел в адрес ирландской Fami Limited, еще одной структуры шведского мебельного ретейлера. Налоговая инспекция требовала признать сделку недействительной и вернуть в доход государства всю прибыль от нее в размере 12,9 млрд руб.

Что решил суд: в решении суд сослался на ст. 169 ГК и назвал оспоренную сделку антисоциальной, то есть совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности. Фирме «Торг» было известно о контрсанкционных мерах, ведь в договоре компания указала на невозможность выполнения своих платежных обязательств. При этом налогоплательщик, заведомо осознавая необходимость соблюдения этих норм, действовал недобросовестно.

В результате иск удовлетворили в полном объеме — «Торг» должен заплатить в бюджет почти 13 млрд руб.

Почему это важно: в условиях контрсанкционных ограничений налоговая служба будет уделять особое внимание практике по выводу средств из РФ, считает налоговый консультант Tax Compliance Екатерина Копылова. И дело ФНС против IKEA определенно позволит сформировать единообразный подход к разрешению подобных ситуаций.

Эксперт также обращает внимание и на уголовные риски при совершении подобных операций. «С учетом того, что финансовые операции компании осуществлялись по документам, которые содержали в себе заведомо недостоверные сведения об основаниях, целях и назначении перевода, усматривается и состав преступления ст. 193.1 УК», — объясняет Копылова.

Автор: Максим Вараксин

Источник: Право.ру