Правовое сопровождение ООО, Юридические услуги для бизнеса, Судебные экономические споры, Обслуживание юридических лиц в челябинске, Юридическая консультация, Налоговые споры с ФНС, Налоговый юрист в челябинске, Корпоративные споры участников, Судебное взыскание задолженности, Подать заявление о взыскании долга, Досудебное урегулирование споров

Банкротство в мае: конец одной реформы и начало другой

В конце мая впервые за 15 лет изменился размер долга, по достижении которого можно приступать к банкротству юридических лиц, и вступил в силу новый порядок обжалования банкротных определений. За несколько дней до этого власти реанимировали реформу института арбитражных управляющих. Еще в мае Верховный суд обобщил практику по делам о несостоятельности, решил спор об общих обязательствах супругов в процедуре и запретил использовать банкротство для решения корпоративных конфликтов.

  1. Реформа Верховного суда вступила силу

Что произошло: 29 мая сразу после подписания вступили в силу поправки к закону «О банкротстве», предложенные в конце прошлого года Верховным судом.

Ключевое изменение — увеличение нижнего порога долга, при котором возможно банкротство юридического лица. Раньше эта сумма была 300 000 руб., а теперь почти в семь раз больше — 2 млн руб. Для сельскохозяйственных организаций, стратегических предприятий и субъектов естественных монополий минимальная сумма долга для несостоятельности теперь составляет 3 млн руб. 

Также меняется и банкротный процесс. Судьи смогут принимать значительно больше решений без проведения заседания и вызова сторон. Например, в таком порядке будут назначать вознаграждение арбитражным управляющим, распределять судебные расходы, решать вопросы о продлении процедур и об истребовании документов у руководителя должника.

Еще новый закон унифицирует сроки для обжалования определений суда первой инстанции в апелляции — на это у заинтересованных лиц будет месяц. Такой же срок предусмотрен для обжалования постановлений в кассационном порядке. Обновленные сроки применяются ко всем судебным актам, принятым после вступления поправок в силу.

Почему это важно: принятая реформа — одно из наиболее существенных изменений правил банкротного процесса за последние годы. Порог долга для банкротства компаний не менялся уже много лет, и он был меньше, чем таковой для граждан. 

ВС ожидает, что изменения позволят не только «восстановить утраченную логику законодательного регулирования», но и пресечь злоупотребления со стороны аффилированных кредиторов. Кроме того, предложенные изменения должны сократить нагрузку на судей, которые из года в год выносят все больше актов по обособленным спорам в банкротстве. Упрощение процедуры должно избавить суды от существенной части механической работы по извещению сторон и отправке копий процессуальных документов сторонам.

Предложенный ВС законопроект почти не изменился с момента его рассмотрения на Пленуме в конце прошлого года. Поэтому подробнее об изменениях можно почитать в материале «Пленум ВС одобрил реформу банкротного процесса: что изменится».

  1. Балльная система для управляющих

Что произошло: 23 мая правительство опубликовало постановление № 634, которое регламентирует обеспечение интересов государства в банкротных делах. Этот документ дополнят новым разделом о правилах выбора кандидатуры арбитражного управляющего (АУ) при обращении в суд.

Основная идея — привлекать к банкротным делам, где заявителем выступает Федеральная налоговая служба, лучших управляющих. Для этого разработана система со множеством формул, по которым налоговики будут подсчитывать рейтинг каждого арбитражного управляющего в стране. Таким образом, власти в этой части реанимировали «мегапроект» Минэкономразвития, но с одним отличием — предложенная тогда реформа предусматривала балльную систему вообще для всех банкротных дел.

Почему это важно: хотя по заявлению ФНС стартует лишь каждое седьмое банкротство, в будущем такой порядок оценки арбитражных управляющих могут распространить и на все остальные дела о несостоятельности. «Думаю, основная цель изменений — опробовать идею такого порядка выбора, который ФНС предлагала еще с 2019 года, и продемонстрировать его привлекательность для применения во всех процедурах банкротства», — комментирует основатель правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры Эдуард Олевинский.

«Такой порядок позволяет решить одну из основных проблем банкротного права — подконтрольность управляющего выбравшему его лицу, что приводит к неэффективности процедуры банкротства для остальных ее участников», — оценивал новеллу председатель Банкротного клуба Олег Зайцев. Олевинский считает, что вместе с внедрением новых правил сильно возрастет число процедур с участием ФНС, по которым суд будет прекращать производство в связи с отсутствием кандидатур управляющих, согласных вести эту процедуру.

«Но если такая статистика будет недоступна или не станет препятствием при принятии решения о распространении эксперимента на все процедуры банкротства, то число процедур может существенно снизиться, равно как и количество управляющих», – Эдуард Олевинский, основатель ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры.

  1. Обзоры практики

Что произошло: 15 мая Президиум ВС утвердил обзор практики экономколлегии по делам о банкротстве за 2023 год. В него вошло 17 определений. Например, суд закрепил правила уплаты налога на прибыль в банкротстве, обозначил ограничения презумпции доведения до банкротства и поставил точку в спорах о возможности индексации неустойки после начала банкротных процедур. Подробный разбор документа — в материале «ВС выпустил обзор по банкротным делам: важные позиции».

Спустя две недели, 29 мая, ВС утвердил еще и «большой» обзор практики за 2024 год (подробнее — «ВС выпустил первый обзор практики за 2024 год: главное»). В него также вошло несколько важных позиций по банкротным делам. Например, арбитражным управляющим разрешили взыскивать судебные расходы, понесенные в связи с подачей на него жалобы в Росреестр.

«Таким образом, этот механизм, нередко используемый в качестве способа давления на управляющего, теперь не будет таким безопасным и безболезненным для заявителей», – Павел Новиков, партнер и руководитель практики разрешения споров и банкротства Melling, Voitishkin & Partners.

Кроме того, в этом обзоре сформулирована позиция о размере госпошлины за рассмотрение обособленных споров. Размер госпошлины по искам о привлечении к субсидиарке, о возмещении причиненных контролирующими лицами или арбитражным управляющим убытков и другим требованиям, не подтвержденным вступившими в силу актами, зависит от суммы требования, подчеркнул ВС. 

«Уплата госпошлины снизит количество бесперспективных обращений или сутяжничества», — ожидает председатель МКА «ЮПБ» Максим Азбиль. Кроме того, такой подход ВС в очередной раз подчеркивает вектор на снижение нагрузки на суды.

Почему это важно: обзоры практики ВС имеют особое значение для нижестоящих судов, которые охотнее воспринимают закрепленные в них позиции при рассмотрении похожих споров. Поэтому их публикация может изменить сложившуюся в конкретных судах практику по некоторым категориям обособленных споров.

  1. Банкротство как оружие в корпоративном конфликте

Что произошло: 15 мая экономколлегия опубликовала определение по делу № А43-230/2021 о банкротстве фирмы «Магнит-НН». В рамках него конкурсный управляющий потребовал взыскать убытки с бывшего гендиректора компании Алексея Хмырова, который не передал имущество должника и не обеспечил его сохранность. Нижестоящие суды частично взыскали с Хмырова 265,5 млн руб. После этого он обратился с жалобой в Верховный суд. В ней он написал, что имущество и документация находятся у другого лица, с которым у экс-гендиректора имеется корпоративный конфликт.

Что решил суд: ВС указал, что недопустимо инициировать процедуры и использовать механизмы несостоятельности для разрешения корпоративных конфликтов и достижения иных целей, не связанных с банкротством. Такое поведение — это злоупотребление право, оно само по себе влечет отказ в судебной защите прав вовлеченных в конфликт лиц.

С учетом этого спор направили на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Почему это важно: в последнее время все чаще встречаются банкротные процессы, опосредованные затяжными корпоративными войнами партнеров по бизнесу, отмечает юрист Инфралекс Дмитрий Сибилев. Он ожидает, что занятый судом подход позволит минимизировать количество злостных действий в рамках корпоративных конфликтов через использование банкротных процедур.

Партнер АБ Бартолиус Наталья Васильева подтверждает проблему использования института несостоятельности для решения корпоративных конфликтов. При этом эксперт напоминает, что ВС уже обращал на нее внимание в 2021 году в определении по делу № А40-192270/2018. «Однако мы по-прежнему видим, что подобное нижестоящими судами не пресекается», – продолжает Васильева.

«Лишь последовательное применение единых выработанных судебной практикой подходов позволит искоренить те многочисленные злоупотребления, которые, к сожалению, до сих пор встречаются», – Наталья Васильева, партнер АБ Бартолиус.

  1. Общие обязательства супругов

Что произошло: в середине мая две коллегии ВС почти синхронно высказались о влиянии на общие обязательства супругов завершения процедуры реализации имущества в отношении одного из них. Гражданская коллегия сделала это в определении по делу № 4-КГ24-13-К1, а экономколлегия — в деле № А65-24356/2022.

Что решили судьи: завершение процедуры реализации и освобождение от обязательств одного из супругов влечет трансформацию таких долгов из общих в личные другого супруга, суммирует позицию двух коллегий управляющий партнер юридической компании ЮКО Юлия Иванова. Такие последствия наступают в отношениях с кредиторами — освобожденный в результате банкротства супруг выбывает из числа должников в обязательстве.

Правило справедливо и для внутрисемейных отношений. В частности, долг не подлежит разделу между бывшими супругами при разделе имущества, и другой супруг не вправе требовать компенсацию части произведенных расходов по погашению такого долга.

«Верховный суд твердо обозначил, что завершение процедуры банкротства гражданина окончательное и бесповоротное. Гражданину не могут предъявляться никакие другие долги, за исключением тех, что не могут быть списаны», – Евгений Арбузов, партнер ART DE LEX.

Почему это важно: российские суды почти всегда презюмируют общность обязательств супругов исходя из того, что правовой режим активов и обязательств семьи не может быть разным. Теперь в это правило внесли чуть больше конкретики. При этом партнер Инфралекс Станислав Петров предупредил: такое решение может создать почву для злоупотреблений со стороны недобросовестных должников, а кредиторам придется проверять финансовое состояние не только должника, но и его партнера.

  1. Сроки давности

Что произошло: в деле № А65-25939/2017 о банкротстве коммерческого банка «Спурт» идет спор относительно срока давности для признания сделки недействительной. Конкурсный управляющий, Агентство по страхованию вкладов, знал о пороках цепочки сделок, но решил дождаться решения о недействительности первой из них и лишь после этого оспорил вторую сделку. Нижестоящие суды не увидели в этом нарушений. Одна из сторон по сделкам с этим не согласилась и обратилась с жалобой в Верховный суд.

Что решил суд: экономколлегия напомнила, что последовательность споров не влияет на начало течения срока. Если для удовлетворения иска по второму делу нужно дождаться решения по первому, то его рассмотрение не приостанавливает течение срока давности по второму спору — истец вправе подать еще один иск и заявить о его приостановлении.

Почему это важно: решение по этому делу имеет значение для понимания момента, когда начинает течь срок исковой давности при оспаривании очевидно взаимосвязанных сделок. «Верховный суд укрепил свою позицию в этом вопросе: нет необходимости дожидаться вынесения судебного акта, ориентироваться стоит на подачу искового заявления», — комментирует партнер ART DE LEX Евгений Арбузов.

  1. Распределение прибыли от продажи залога

Что произошло: в мае ВС рассмотрел сразу несколько споров о распределении денежных средств, полученных от реализации заложенного имущества в банкротстве. Одним из них стал спор в деле № А40-323/2019 о банкротстве фирмы «Ангстрем-Т», который касался порядка погашения НДС, начисленного в результате реализации имущества в процедуре.

Это важный вопрос. Ведь продажа значительного объема имущества приводила к тому, что текущая задолженность могла вырасти настолько, что кредиторам, находящимся в реестре требований, ничего не доставалось.

Что решил суд: в деле «Ангстрем-Т» ВС постановил, что сумма налога, принятая к вычету по операциям, совершенным в налоговый период, который окончился до возбуждения дела о банкротстве, удовлетворяется в порядке включения в третью очередь реестра требований кредиторов. Все остальное становится текущей задолженностью.

Почему это важно: такой подход ВС приведет к тому, что размер требований ФНС, включенных в реестр требований кредиторов, будет существенно возрастать, объясняет руководитель практики реструктуризации и банкротства ЮР-ПРОЕКТ Виктор Панченко. Но для других кредиторов это все равно хорошая новость, считает юрист: шанс на получения удовлетворения при таком подходе будет выше.

Автор: Максим Вараксин

Источник: Право.ру