Правовое сопровождение ООО, Юридические услуги для бизнеса, Судебные экономические споры, Обслуживание юридических лиц в челябинске, Юридическая консультация, Налоговые споры с ФНС, Налоговый юрист в челябинске, Корпоративные споры участников, Судебное взыскание задолженности, Подать заявление о взыскании долга, Досудебное урегулирование споров

Субсидиарка после банкротства: как это работает

Чтобы привлечь к субсидиарной ответственности контролирующего должника лица (КДЛ) после прекращения банкротного дела, кредитору необходимо представить доказательства. Ситуация усложнится, если лицо, контролирующее несостоятельную компанию, скроет важные документы с информацией о хозяйственных и финансовых делах банкрота. Верховный суд объяснил, как в такой ситуации должно распределяться бремя доказывания.

Юристы уверены, что благодаря решению ВС кредиторам будет проще привлечь к субсидиарке недобросовестных КДЛ.

Хитрый бенефициар

Наталия Кузеванова значилась единственным участником компании «Агросервис», которой сама и руководила. В октябре 2018 года эта компания получила от «Акры» 1,4 млн руб. авансом за поставку товара. «Агросервис» не выполнил взятые на себя обязательства, а уже полученные деньги отказался возвращать контрагенту. После этого «Акра» просудила долг № А40-165453/2019 и далее уступила право требовать его компании «Ростагро».

Летом 2020 года у «Агросервиса» стремительно поменялся собственник. Вместо Кузевановой единственным участником компании стала британская фирма «Сервисарго ЛТД», созданная за десять дней до приобретения российского актива. Предпринимательница тем временем разорвала даже трудовые отношения с должником и покинула пост гендиректора. Более того, Кузеванова в конце 2020-го попросила налоговую службу исправить информацию в ЕГРЮЛ, где она к тому моменту все еще значилась руководителем «Агросервиса». Одним словом, бывшая топ-менеджер явно больше не хотела ассоциироваться с должником.

В 2021 году «Ростагро» инициировал банкротство «Агросервиса» (дело № А16-398/2021). В процедуре временный управляющий пытался получить документы о деятельности должника. Он много раз отправлял запросы Кузевановой, но безуспешно: ему удалось получить лишь небольшую часть нужных бумаг. В итоге спор о несостоятельности прекратили из-за отсутствия источника финансирования. Тогда «Ростагро» обратилось в суд, чтобы привлечь Кузеванову к субсидиарной ответственности (дело № А16-1834/2022). С нее требовали взыскать уже 1,9 млн руб. с учетом неустойки и набежавших процентов за несостоявшуюся поставку. 

Заявитель настаивал, что бывший гендиректор должника не передала документы подконтрольной фирмы. А из-за этого не получилось пополнить конкурсную массу и расплатиться с кредиторами. Первая инстанция удовлетворила требования, решив, что совокупности всех обстоятельств достаточно для привлечения к субсидиарке. Но апелляция и кассация отказали в иске и отметили: ответчика не обязывали судебным решением передать документы, а в банкротстве не устанавливалось, скрывал ли кто-то бумаги. Да и сам истец не возражал против прекращения производства по этому делу. Кроме того, представители «Ростагро» не объяснили, поискам каких активов помешало отсутствие информации.

Кузеванова в возражениях уверяла, что все документы, включая договоры с контрагентами, входящую и исходящую корреспонденцию, передала новому собственнику должника — «Сервисарго ЛТД». Эта фирма, правда, просуществовала лишь год с небольшим и была ликвидирована. 

Арбитражный суд Еврейской автономности области установил, что ответчик не предоставила как необходимые пояснения о хозяйственной деятельности, так и документы о финансовом положении должника. Более того, судья Мария Козырева пришла к выводу, что Кузеванова фактически продолжала контролировать «Агросервис», лишь формально передав управление этой фирмой иностранному юридическому лицу.

Апелляция не согласилась с решением первой инстанции и отменила его. 6-й ААС посчитал, что истец не доказал намерение Кузевановой скрыть документы и не исчерпал возможность удовлетворить свои требования в банкротном деле «Агросервиса», просто отказавшись его финансировать. Арбитражный суд Дальневосточного округа оставил этот акт без изменений. 

Тогда «Ростагро» подало жалобу в Верховный суд с просьбой отменить судебные решения апелляции и окружного суда и подтвердить позицию АС Еврейской автономной области. Заявитель утверждал, что суды освободили гендиректора от обязанности опровергнуть свою причастность к доведению фирмы до банкротства и возложили это бремя на кредитора, у которого даже нет информации о деятельности должника. По мнению «Ростагро», в этом споре следовало оценивать поведение Кузевановой и ее причастность к несостоятельности «Агросервиса». 

Вопрос бремени доказывания

Верховный суд согласился с доводами жалобы. Экономколлегия решила, что «Ростагро» обосновало, почему Кузеванову нужно привлечь к субсидиарной ответственности:

  • Есть непогашенный долг, а основной должник не может вернуть эти деньги.
  • У ответчика есть статус контролирующего должника лица. «По существу, была реализована общеизвестная схема ликвидации фактически несостоятельного юрлица путем включения в его состав номинального участника и последующего выхода из состава реального лица. Это косвенным образом указывало на намерение Кузевановой как реального контролирующего лица не платить по долгам компании и уйти от ответственности», — подчеркнула экономколлегия.
  • Кузеванова довела компанию до банкротства через презумпцию сокрытия документов.
  • Объективно нельзя установить причину банкротства и сформировать конкурсную массу без документов должника.

Даже если не было судебного решения, которым Кузеванову обязали бы передать документы в рамках банкротного спора, это никак не мешало истребовать у нее эти бумаги в деле о субсидиарке. Более того, поняв, что «Агросервису» не хватит средств на процедуру несостоятельности, «Ростагро» не стал наращивать расходы и согласился прекратить это разбирательство. Кредитор рассчитывал, что вернет деньги, добившись привлечения Кузевановой к субсидиарной ответственности.

В итоге ВС отменил постановление апелляции и кассации, оставив в силе акт первой инстанции. Таким образом, ответчика привлекли к субсидиарке.

Мнение юристов

По сути, Верховный суд четко раскрыл и признал противоправной схему вывода активов с заменой КДЛ и искусственным созданием условий для исключения должника из ЕГРЮЛ, рассуждает Юлия Иванова, управляющий партнер юридической компании ЮКО То есть с учетом вывода экономколлегии кредитору для привлечения оппонента к субсидиарке достаточно доказать, что у компании есть долг, ответчик имеет статус контролирующего компанию лица и скрывает документы, констатирует партнер АБ Павлова и партнеры (Павлова, Голотвин, Быканов и партнеры с декабря 2023 года) Денис Быканов. Иванова добавляет, что аналогичный подход ВС уже высказывал в решениях по делам № А40-143778/2022 и № А03-6737/2020.

Денис Шашкин, управляющий партнер ЮК “Шашкин и Партнеры”, убежден, что определение экономколлегии поможет привлекать к ответственности КДЛ, которые не смогли доказать свою добросовестность. Основатель Kislov.law Сергей Кислов, наоборот, полагает верным в этом разбирательстве использовать концепцию «прокалывания корпоративной вуали». Если бенефициар передал документы иностранной фирме, которую создали за десять дней до входа в капитал должника, то это порождает обоснованные подозрения в аффилированности, подчеркивает он. 

Так или иначе, из-за решения ВС по делу № А16-1834/2022 увеличится количество споров о внебанкротной субсидиарной ответственности, прогнозирует партнер юрфирмы Инфралекс Станислав Петров. Одновременно с этим снизится число «пустых» банкротств, в которых кредиторы не получают удовлетворения требований из-за отсутствия у должника каких-то активов, резюмирует эксперт.

«Благодаря этому решению ВС, кредиторы смогут не тратить лишние ресурсы на финансирование процедуры банкротства, если уже на стадии рассмотрения обоснованности заявления о признании должника несостоятельным очевидно, что единственный способ погашения долга — привлечение КДЛ к субсидиарке», – Станислав Петров.

Автор: Татьяна Колобаева

Источник: Право.ру