Правовое сопровождение ООО, Юридические услуги для бизнеса, Судебные экономические споры, Обслуживание юридических лиц в челябинске, Юридическая консультация, Налоговые споры с ФНС, Налоговый юрист в челябинске, Корпоративные споры участников, Судебное взыскание задолженности, Подать заявление о взыскании долга, Досудебное урегулирование споров

Взыскать долг от имени ликвидированной фирмы: право управляющего

После исключения компании из ЕГРЮЛ у нее может обнаружится имущество, например дебиторская задолженность. Эти активы интересны кредиторам и участникам ликвидированной фирмы.

В таком случае через суд можно потребовать назначить процедуру распределения обнаруженного имущества. Этим занимается арбитражный управляющий. Здесь возникает вопрос, может ли он подавать иски, чтобы взыскать долг с контрагентов. По этому вопросу на протяжении последних лет сложилась противоречивая судебная практика, отметили юристы.

С июля 2019-го по март 2020-го торговый дом «Промышленная производственная компания» (ППК) поставлял фирме «Луидор-тюнинг» автозапчасти по договору. Покупатель же не оплатил товар, из-за чего у него образовался долг 88,7 млн руб. В ноябре 2020-го поставщика исключили из ЕГРЮЛ из-за недостоверных сведений. Ликвидационных мероприятий из ст. 63 ГК («Порядок ликвидации юридического лица») при этом не проводили. Поскольку у торгового дома была дебиторская задолженность, его учредитель Сергей Зуев обратился в суд. Глава фирмы требовал назначить процедуру распределения обнаруженного имущества ликвидированного лица (дело № А43-18734/2022). По п. 5.2 ст. 64 ГК («Удовлетворение требований кредиторов ликвидируемого юридического лица»), если обнаружится имущество ликвидированной фирмы, заинтересованное лицо может обратиться в суд с требованием о распределении активов среди тех, кто имеет на это право. К такому имуществу относятся и права требования компании к третьим лицам. Тогда суд определяет арбитражного управляющего, который и занимается распределением имущества. 

Суд удовлетворил заявление главы компании. Арбитражным управляющим назначили Олега Вдовина. Он стал взыскивать долг с «Луидор-тюнинг» и еще 886 581 руб. неустойки (дело № А43-40025/2022). Но суд прекратил производство по делу со ссылкой на п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК («Основания для прекращения производства по делу»). Согласно этой норме, производство по делу прекращают, если установят, что организацию ликвидировали. Апелляция и кассация согласились с таким выводом. Еще суды отметили, что из-за ликвидации торгового дома права и обязанности компании не перешли к другим лицам. Тогда управляющий подал жалобу в Верховный суд.

Вдовин отметил, что к имуществу ликвидированной компании относятся и права требования к третьим лицам. В случае с торговым домом речь идет о взыскании долга с «Луидор-Тюнинга». Чтобы удовлетворить интересы кредиторов ликвидированной фирмы, арбитражный управляющий должен либо заявить требование к дебитору о взыскании долга, либо продать его с торгов. Управляющий при таком раскладе действует в интересах не должника, а кредиторов. То есть тех лиц, у которых есть право распределить выявленные активы. Так, по мнению подателя жалобы, его иск направлен не на взыскание задолженности, а на распределение имущества. В этом случае — права требования.

С точки зрения Вдовина, он действует в интересах кредиторов ППК с функциями ликвидатора. У управляющего как представителя имущественной массы должника есть полномочия вернуть активы, которые предстоит распределить между кредиторами. Иначе нарушается право на судебную защиту лиц, которые действуют в рамках этой процедуры (распределение обнаруженного имущества ликвидированной организации).

Управляющий может требовать взыскать долг

Экономколлегия удовлетворила жалобу управляющего. Акты нижестоящих судов отменили, а дело направили на новое рассмотрение в первую инстанцию. ВС обратил внимание на п. 41 Постановления Пленума от 11.06.2020 № 6. Там отмечено, что по закону с ликвидацией юрлица прекращаются его права и обязанности, где оно выступает кредитором или должником. Причем из этого правила есть исключения. Участники ликвидированной фирмы, как и ее кредиторы, не могут сами требовать оплаты товара. В такой ситуации следует руководствоваться положениями п. 5.2 ст. 64 ГК. 

ВС объяснил: кредиторы исключенной из ЕГРЮЛ фирмы могут удовлетворить свои требования за счет ее имущества. Участник же компании имеет право на выявленные активы после расчетов с кредиторами, если суд назначил процедуру распределения обнаруженного имущества ликвидированной организации. По сути, этот процесс возобновляет ликвидацию. Она проводится надлежащим образом в части расчетов с заинтересованными лицами.

По закону при корректной ликвидации фирмы за счет денег, полученных при погашении дебиторской задолженности, должны были провести расчеты с кредиторами. Потому по п. 5.2 ст. 64 ГК имущество в виде требований ликвидированной компании к третьим лицам могут распределить между теми, кто в этом заинтересован.

Когда суд назначил распределение обнаруженного имущества ликвидированной фирмы, арбитражный управляющий, действуя от ее имени, как если бы ее статус не был прекращен, и в интересах заинтересованных в распределении активов лиц, может предложить контрагенту компании погасить дебиторскую задолженность. Если же тот не соглашается сделать это по своей воле, то управляющий может подать иск о взыскании задолженности, разъяснил ВС.

В этом деле Вдовина назначили управляющим для распределения имущества ликвидированной компании. Подав иск, он выполнял свои полномочия. Запись об исключении торгового дома из ЕГРЮЛ внесли без проведения ликвидационных мероприятий. Потом же назначили распределение имущества. А значит, у судов не было оснований применять п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК и прекращать производство по делу, заключила экономколлегия.

Мнение юристов

«Закон не полностью регламентирует процедуру распределения арбитражным управляющим имущества ликвидированного юридического лица», – объясняет Сергей Бакешин, руководитель практики разрешения споров и банкротства Maxima Legal. Поэтому сложилась противоречивая практика по вопросу о праве управляющего обращаться с исками от имени такой компании.

С одной стороны, в определении от 3 февраля 2023 года по делу № А76-14121/2017 ВС отказался направить на пересмотр судебные акты об истребовании имущества ликвидированной фирмы, принятые по заявлению управляющего, приводит пример Бакешин. С другой стороны, в определении от 7 сентября 2021 года по делу № А40-182455/2020 ВС подтвердил подход, согласно которому у управляющего нет полномочий подавать иски, отмечает Сергей Романков, младший юрист практики разрешения споров и интеллектуальной собственности ALUMNI Partners Этот акт стал определяющим для судов, говорит эксперт. 

Противоречивая практика сложилась и на уровне нижестоящих судов, отмечает Бакешин. Например, в деле № А64-9370/2020 окружной суд наделял управляющего правом на судебную защиту. А в деле № А24-5787/2020 суды решили, что он может лишь публиковать сообщение о введении процедуры, составлять список требований кредиторов и распределять между ними обнаруженное имущество, приводит пример эксперт. 

По мнению Владимира Исаенко, адвоката Инфралекс , это прецедентное определение. Долгое время суды не признавали за арбитражным управляющим в процедуре распределения имущества ликвидируемого лица право на иск от имени кредиторов этой фирмы, говорит эксперт. Определение может стать отправной точкой для изменения практики. А это, в свою очередь, может вызвать и рост количества исков о взыскании задолженности в пользу уже ликвидированных организаций, полагает Романков.

«Позиция ВС актуальна, поскольку заинтересованные лица, в основном кредиторы и участники компаний, могут получить удовлетворение своих требований за рамками банкротных процедур. Это, безусловно, имеет положительный эффект для экономики РФ, позволяя легализовать и вернуть в гражданский оборот существенную долю имущества», – Иван Бычков, руководитель тюменского филиала, адвокат Бюро адвокатов «Де-юре».

При этом Бычков отмечает, что остается открытым вопрос, может ли управляющий требовать исполнить обязательства, в том числе через суд, если перед распределением имущества была «нормальная» и полноценная процедура ликвидации, а не усеченный ее вариант, когда компанию исключают из ЕГРЮЛ, как недействующую. ВС не прояснил этот момент в определении. Более того, коллегия акцентировала внимание на том, что компанию исключили из ЕГРЮЛ именно без проведения ликвидационных мероприятий. 

Особо ценно указание ВС на то, что процедура распределения направлена на возобновление ликвидации фирмы, чтобы обеспечить ее расчеты с заинтересованными лицами, говорит Азат Ахметов, советник Orchards. То есть, обнаружив имущество, управляющий должен погасить за счет его стоимости требования кредиторов и лишь потом передать его заинтересованным лицам, которые имеют на него право, объясняет эксперт.

«Суды определенно будут аккуратнее относиться к искам управляющих, назначенных для распределения имущества ликвидированного лица. После этой позиции ВС опция формального прекращения производства по делу в связи с ликвидацией фактически заблокирована», – Азат Ахметов

С точки зрения Ахметова, решение предоставить арбитражному управляющему право предъявлять иск очень своевременно и справедливо. Иначе единственный способ распределения обнаруженного права требования — его передача в пользу заинтересованных лиц, которые в дальнейшем сами должны заниматься подачей иска, объясняет юрист. Но в этой ситуации могут затрагиваться права кредиторов ликвидированного лица. А у них должна быть возможность получить исполнение по своему долгу за счет стоимости обнаруженного имущества.

ВС указал, что управляющий может подавать иски от имени самой организации, «как если бы ее статус не был прекращен», обращает внимание Евгений Вялых, юрист Бородин и Партнеры. Но такой подход порождает вопросы, полагает эксперт: 

  • Можно ли считать такую организацию «воскресшей» для других правоотношений, например для совершения новых сделок? Или такое лицо существует только для получения принудительного исполнения от обнаруженного должника? 
  • Кто будет возмещать судрасходы ответчика, если он выиграет спор по иску о взыскании с него задолженности?

Поэтому Вялых считает, что актуальна тема о применении иного подхода: управляющий при подаче иска в процедуре распределения, обнаруженного после ликвидации фирмы действует от имени заинтересованных лиц, например бывших участников.

Автор: Елена Нозикова

Источник: Право.ру