Правовое сопровождение ООО, Юридические услуги для бизнеса, Судебные экономические споры, Обслуживание юридических лиц в челябинске, Юридическая консультация, Налоговые споры с ФНС, Налоговый юрист в челябинске, Корпоративные споры участников, Судебное взыскание задолженности, Подать заявление о взыскании долга, Досудебное урегулирование споров

Заем подтверждают не одной лишь платежкой

[1] Обзор гражданских позиций ВС РФ за май 2023 года.

Иван Белов*, по его версии, одолжил деньги семье Куркиных* — матери Алисе (4 млн руб. якобы перевели в банк, где у нее был кредит) и ее сыну Владиславу (4,6 млн руб.). В первом случае платеж подтверждался кассовым ордером, а во втором — распиской. 

Куркины не возвращали деньги Белову, и он подал на них в суд. Истец требовал взыскать долг с семьи, а еще 16,3 млн руб. процентов с Куркина и 793 436 руб. процентов с его матери. Куркин подтвердил, что подписал и договор займа, и расписку. 

При этом ответчик считает, что его обманули. Куркин рассказал, что просил Белова погасить долг матери по кредиту, когда они были в банке. Там им сказали, что размер задолженности составляет 4,6 млн руб. Белов отошел в кассу, а потом они поехали в МФЦ и заключили договор займа. Затем выяснилось, что Белов внес в банк только 4 млн руб., поэтому ответчик полагает, что именно столько он должен истцу. Других денег ни ему, ни его матери истец якобы не передавал. Кроме того, женщина не могла дать кредитору каких-либо поручений, так как была в больнице в тяжелом состоянии. Ее представитель в суде пояснил, что она не обращалась к Белову с просьбами и не брала на себя обязательств. 

Первая инстанция удовлетворила требования частично: деньги должен вернуть только Куркин. Туапсинский районный суд отметил, что передача денег Куркину доказана распиской. Вместе с тем первая инстанция пришла к выводу, что кассовый ордер сам по себе не подтверждает договор займа. Апелляция пришла к противоположному выводу и постановила взыскать деньги с женщины. Кассация ее поддержала. 

Верховный суд направил дело на новое рассмотрение в апелляцию (дело № 33-24014/2023). Заседание назначили на 18 июля. Договор займа — двусторонняя сделка, которая требует согласия обеих сторон, отметила коллегия.

Если одна сторона договора займа указывает в платежке на поручение должника перевести деньги в счет погашения кредита, это не будет бесспорным доказательством договора займа, подчеркнул ВС.

Когда апелляция принимала решение, то посчитала платежный документ главным доказательством договора займа. Но его надо оценивать вместе с остальными доказательствами по делу, отметила коллегия. При этом в первой инстанции представитель Куркиной не подтвердил, что доверительница заключала договор займа с истцом, обратили внимание судьи ВС.

Трудно определить правовую природу отношений, когда нет самого договора займа. Такая проблема существует очень давно, говорит Семен Гараян, адвокат Бюро адвокатов «Де-юре» Это приводит к тому, что истец рискует избрать неверный способ защиты своего права. 

«В подобных случаях можно было бы подавать сразу два иска: о возврате займа и о взыскании неосновательного обогащения» – Семен Гараян.

По поводу кассового ордера Гараян отмечает: очевидно, что документ лишь одно из доказательств, которое может говорить о займе. Аналогичный вывод есть в обзоре практики ВС № 3 от 2015 года.

Дело № 18-КГ22-166-К4 

* Имена и фамилии изменены редакцией.

Источник: Право.ру